Кавминводы и их куратор развиваются по-разному

Кавминводы и их куратор развиваются по-разному

Десятилетия невнимания к проблемам курортного региона Кавказских Минеральных Вод со стороны государственных структур, призванных отвечать за развитие этой уникальной территории, привели к упадку четырех федеральных курортов, и негативно отразились на основном богатстве КМВ – подземных минеральных водах.

Вероятнее всего, «в верхах» посчитали, что исправить ситуацию можно, создав еще одну чиновничью структуру, которая бы в инициативном порядке решала проблемы, мешающие дальнейшему развитию санаторно-курортного комплекса Ставрополья.

Так, в 2014 году, в самом центре курортного региона, в здании, где раньше располагалась администрация Кавказских Минеральных Вод, появилось федеральное Министерство по делам Северного Кавказа. Возглавить его было доверено Льву Кузнецову, до этого успевшего поработать и первым заместителем губернатора Таймырского автономного округа, и губернатором Красноярского края. Как видим, эти территории трудно назвать курортными. Однако это не помешало вновь назначенному министру с огромным задором приняться внедрять полученный ранее опыт на территории, которой требовался совершенно иной подход и понимание ее специфики. Не помешали процессу «перезагрузки» Кавминвод и отсутствие соответствующих полномочий у Минкавказа, и недостаток необходимых познаний у его сотрудников. Все эти пробелы с лихвой компенсировались энтузиазмом, с которым чиновники новоиспеченного ведомства принялись претворять в жизнь свои замыслы. Тем более, что региональные власти этому не противились.

По прошествии трех лет, в преддверии очередного курортного сезона, можно подвести некоторые промежуточные итоги, что называется, сверить часы, и попытаться понять, в том ли направлении мы движемся.

У многих еще свежи воспоминания, как летом 2014 года, на пленарном заседании Совета Федерации, прозвучала серьезная обеспокоенность за дальнейшую судьбу Кавминвод. Тогда же было принято решение безотлагательно разработать закон о курортном регионе КМВ, призванный надежно защитить их от неминуемой деградации и гарантировать процветание в недалеком будущем. Странным образом, разработать данный законопроект поручили не Минздраву, а Минкавказу. Трехлетний период неловких попыток ведомства Льва Кузнецова предложить какой-нибудь вариант проекта закона о Кавминводах, отвечающий поставленной задаче, не увенчался успехом. Фактически, это были три года упущенных возможностей. А тем временем, положение дел в курортном регионе, особенно состояние ее природных лечебных ресурсов, только ухудшалось.

Не завершив одно начатое дело, Минкавказ переключился на не менее интригующую затею – строительстве на Кавминводах инновационного медицинского кластера. Масштабы предстоящих преобразований буквально завораживали. Предлагалось за несколько лет потратить на кластер 162 млрд. рублей, и построить, недалеко от Минеральных Вод, много разных интересных объектов, обозвав их «инновационным кластером». Причем 40 млрд. рублей должны были поступить из федерального бюджета – не напрямую, конечно, а через некую хитрую структуру – Корпорацию развития Северного Кавказа, умело управляемую все тем же Минкавказом. Пока же, Корпорация и Минкавказ смогли соорудить дорогостоящую «незавершенку», недалеко от аэропорта «Минеральные Воды».

На этом дальнейшие практические шаги закончились. Но энтузиазм не иссяк. Однако, после того, как председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, в феврале текущего года, слегка пожурил Минкавказ за дороговизну проекта медкластера, заявив, что 1,6 млрд. рублей на проектные работы – это уж слишком, в ведомстве Льва Кузнецова повисла неловкая пауза, после чего на сайте Минкавказа появилась информация о том, что месторасположение кластера будут менять. Рассмотрев 16 новых площадок, медкластер теперь решили строить где-то на границе Ставрополья и Карачаево-Черкесии. Знающие люди утверждают, что и это еще не окончательный вариант.

Такая же печальная участь ожидала очередное детище Минкавказа, пожелавшего разработать законопроект о курортном сборе. Несмотря на обоснованную критику специалистов и общественности, чиновники министерства пытались убедить всех, что новый налог на курортников – это благо для отечественных курортов. А вот в Российском союзе туриндустрии на этот счет совершенно иное мнение. Вице-президент РСТ Юрий Барзыкин видит в нем множество подводных камней, о которые способны споткнуться курорты Кавминвод в случае принятия минкавказовского законопроекта о курортном сборе. Более того, он утверждает о неготовности данного проекта закона и невозможности принятия его в текущем году. Справедливости ради, следует заметить, что в возникшем споре и противостоянии, эксперты склонны больше доверять Российскому союзу туриндустрии.

Еще один проект, который при любом удобном случае ставит себе в заслугу руководство Минкавказа, – это утвержденный правительственным постановлением комплексный план развития Кисловодска. Правда, и здесь дела обстоят не так радужно, как об этом говорят некоторые чиновники. Проблема заключается в том, что реализовать намеченный план, разработанный при непосредственном участии Минкавказа, очень проблематично. Город-курорт Кисловодск, зарабатывая достаточно средств, вынужден перечислять их львиную долю в вышестоящие бюджеты. Сейчас возникла критическая ситуация с оплатой коммунальных услуг в бюджетных организациях города, санитарной очистки территории. Имеются и другие проблемы. Предположить, что в сложившемся положении руководство Кисловодска сможет изыскать сотни миллионов рублей, необходимых для разработки проектно-сметной документации, – значит, погрешить против истины. А без утвержденной ПСД ни один рубль из федеральной казны не сможет быть направлен на реализацию конкретных мероприятий. В итоге, получилась ситуация, аналогичная проблеме перемещения чемодана без ручки. И как выйти из нее – не знает никто, даже всезнайки из Минкавказа.

Стремление компенсировать знания и умения чрезмерной активностью с молчаливого согласия руководства Минкавказа, продемонстрировала Корпорация развития Северного Кавказа, намереваясь полностью переформатировать сложившуюся систему мониторинга минеральных вод, и подмять под себя рынок бутилированной воды. Ничем хорошим это не закончилось. В результате всех этих «новаций» подземные минеральные воды, особенно Кисловодского и Пятигорского месторождений» стали еще более беззащитными. Что же касается промышленного розлива минеральной воды, то здесь трудно даже предположить, когда завершатся судебные процессы, связанные с нарушением антимонопольного законодательства, и такой специфический рынок перестанет лихорадить. А причина всех этих бед одна – желание немного поэкспериментировать, не очень задумываясь о возможных негативных последствиях.

И так – во всем, за что бы ни брались специалисты Минкавказа и их «дочерние» структуры, вроде той же Корпорации.

Грустно признавать, но порадовать жителей Кавминвод и тех, кто планирует приехать к нам на отдых и лечение, пока что нечем. С большой долей уверенности можно говорить о том, что озвученный в декабре прошлого года грандиозный фестиваль, – не хуже, чем в Сан-Ремо, который должен был бы ознаменовать открытие нового курортного сезона, в 2017 году не состоится.

Не стоит сильно надеяться, что в текущем году из федерального бюджета регион получит сколько-нибудь ощутимые финансовые средства. На пресловутый кластер – возможно, а на решение жизненно важных для Кавминвод проблем – это вряд ли.

Если, вопреки логике, все-таки будет принят пресловутый закон о курортном сборе, – это только еще больше омрачит ситуацию.

Но, оказывается, не везде дела обстоят так плохо. Существуют еще островки стабильности и процветания, которые позволяют строить жизнеутверждающие планы. Конечно же, счастья, в привычном понимании для большинства наших граждан, на всех, по определению, не хватит. Тем более, мы должны испытывать радость и гордость за тех, кому этого самого счастья хватило с запасом.

Жителей Кавминвод откровенно порадовала информация о доходах федеральных чиновников, полученных ими в 2016 году. Оказалось, что из всех федеральных министров самый высокий личный доход в прошлом году получил не кто иной, как руководитель Минкавказа Лев Кузнецов. Согласно поданной им декларации, опубликованной на сайте кабмина, министр Кузнецов заработал в 2016 году 582,1 млн. рублей, в 12 раз превысив свой показатель за предыдущий год. Кузнецову принадлежат десять земельных участков в России, площадью от 958 до 1553 кв. м, и один жилой дом (563,6 кв. м) – все находится в индивидуальной собственности. Еще одним участком (3385 кв. м), который расположен во Франции, министр владеет на правах совместной собственности, такая же форма владения и у жилого дома во Франции, площадью 180 кв. м. Кроме того, Кузнецов лично владеет квартирой во Франции (109,3 кв. м), четырьмя гаражами (три из них – во Франции). В автопарке у Кузнецова – Mercedes-Benz A200, BMW M5 и Ferrari 599 GTB.

За отдельно взятого человека можно порадоваться. Конечно же, трудно предположить, что небедный человек, владеющий недешевой заграничной собственностью, будет слишком заботиться о проблемах какого-то курортного региона. Народная мудрость на этот счет утверждает, что сытый голодного не разумеет. Возможно, оно и так, и тогда понятно, почему из всего задуманного ничего хорошего не получилось. Когда у тебя столько собственности, и она разбросана по всему глобусу, разве остается время на то, чтобы думать о всяких разных мелочах?

Вот и получается, что ответственные руководители и региональные проблемы существуют как бы сами по себе, практически не соприкасаясь друг с другом. И от осознания такой действительности на душе становится еще более грустно.

Жанна ВОЙТОВСКАЯ.

Автор  Жанна ВОЙТОВСКАЯ


СКФО Дагестан Ингушетия КБР КЧР Осетия Ставрополь Чечня

Другие новости

Другие новости

Обьявления